Главная / Цифровая медицина / Вложили миллиарды, но ничего не заработали

Вложили миллиарды, но ничего не заработали

Ожидания Сбербанка, Яндекса и других инвесторов, вложившихся в цифровую медицину, могут не оправдаться. Новый закон не позволяет коммуникационным сервисам конкурировать с больницами и поликлиниками.

Заработать на телемедицине пока не удалось никому. По оценкам, на всех операторов, занимающихся этим бизнесом, приходится около 100 тыс. пациентов в месяц. Чтобы их число увеличивалось, коммуникативные технологии, связывающие пациента и врача, должны работать на каждом этапе, включая сбор анамнеза, постановку диагноза и лечение. Однако закон разрешает заниматься этим только в оффлайне. Прежде чем консультироваться с врачом по дальней связи, больному нужно записаться на очный прием. По общему мнению, основные риски инвесторов связаны с неопределенностью в правовом поле. Участники рынка ждут дополнительных подзаконных актов и нормативных документов, устанавливающих правила игры.

Опрос DK.RU показал, что прагматики, энтузиасты и скептики видят будущее телемедицины по-разному.

Станислав Сажин, основатель социальной сети для врачей «Доктор на работе» (Москва)

— В цифровую медицину российские компании B2C уже инвестировали миллиарды. В том числе, около 100 млн руб. в год тратится на удаленные коммуникации. Речь идет о системе «врач-пациент», потому что телеконсультации между больницами существуют давно, и это другая история.

Сейчас основные игроки выясняют, интересует ли телемедицина пациентов в принципе. Масштабы бизнеса пока невелики. Думаю, выручка всех операторов (Сбербанк, купивший стартап DocDoc, «Яндекс.Здоровье», «Педиатр 24/7», «Онлайн доктор», «Доктор на работе», ONDOC и другие сервисы) не больше, чем у среднего киоска в метро. «Яндекс. Здоровье», которое считают лидером в этой сфере, проводит около 300 консультаций в день (10 тысяч в месяц). При стоимости на входе 99 руб., лидер рынка зарабатывает на телемедицине порядка 1 млн руб. в месяц. Это мелочь. Преимущества нашего проекта, связанного с телемедициной, в том, что сеть «Доктор на работе» объединяет две трети российских врачей — мы призываем их приводить своих пациентов.

В 2018 г. кардинально ничего не изменится. Закон, который начнет действовать, запрещает первичные приемы больных с постановкой диагноза. Но большинство игроков научились обходить запреты на дистанционную медицинскую помощь. У «Сбербанка», запустившего недавно первую кабинку «Модуль здоровья» (в офисе на Кутузовском проспекте), схема замысловатая — с пациентом там общается медсестра, а ее дистанционно консультирует врач. Тут противоречий нет. Проблема лишь в том, что модель с медсестрой нерентабельна, значит, «Сбербанку» придется искать что-то другое. Думаю, он справится.

Говоря о лидере рынка, я бы ставил на Сбербанк, накопивший опыт работы с гигантской аудиторией — 110 млн клиентов (физических лиц). Обеспечить авторизацию пациента и защищенную передачу данных «Сбербанку» намного проще, чем другим игрокам. Там правильно рассудили, что доходы от банковской деятельности будут падать, и надо придумать, как еще монетизировать аудиторию.

Григорий Бакунов, руководитель сервиса «Яндекс. Здоровье» (Москва)

— Почти все проекты, связанные с телемедициной, предлагают сегодня информационные, а не медицинские услуги. С нового года ситуация может измениться — все зависит от того, в каком виде примут подзаконные акты. Давать прогноз очень сложно — только законодатель знает, кто из игроков останется работать на рынке. Один из вариантов — только клиники. Возможно, оказывать телемедицинские услуги разрешат еще кому-то. Мы готовы к любому развитию событий и хотим быть лидерами на этом рынке, каким бы он ни был. В нашем случае стоимость первой консультации составляет 99 руб., последующих — 499. То, что мы очень сильно растем от месяца к месяцу, подтверждает — услуга определенно востребована. Сейчас речь идет о десятках тысяч консультаций в месяц.

Андрей Белкин, руководитель «Клинического института мозга» (Екатеринбург)

— Европейский опыт убеждает, что телемедицина будет развиваться. В России тоже так думают. Наверное, финансисты подсчитали, что процент от банковских операций сопоставим с прибылью, которую можно извлечь из дистанционного общения врача с пациентом, и уже оценили потенциальный рынок. Но телемедицина начинается не с продаж. Услуга, которую вам предлагают, должна быть востребованной — тогда поток больных можно монетизировать. Речь идет об инструменте медицинской помощи, доказавшем свою эффективность. Российские инвесторы — «Яндекс. Здоровье», Сбербанк и другие — заходят с другой стороны, собираясь зарабатывать на продукте, ценность которого неочевидна.

Практика показывает — обычно люди ориентируются на имя врача или бренд учреждения, а к узкому специалисту попадают по рекомендации. Когда я осматриваю пациентов на расстоянии, они понимают, что одной только удаленной консультацией дело не ограничится — когда-нибудь мы встретимся очно. Прием у врача и телемедицина — две стороны лечебного процесса.

Новый закон действительно легализует телемедицину. Но за что пациентам предлагают платить? За беседу с врачом, который не вправе ставить диагноз. Если врач выступает в роли диспетчера — оценивает результаты исследований (анализы) и говорит, к какому специалисту вам лучше обратиться, такой формат может быть полезен. Однако большинство пациентов будут ждать от телевизионного врача чуда. Впрочем, если такие серьезные организации, как Сбербанк берутся за дело, что-нибудь, наверное, получится. Допустим, вкладчикам скажут: «Тому, кто положит на депозит миллион — две консультации уролога!»

И всем будет хорошо.

Дарья Голева, директор по развитию компании «Мобильные медицинские технологии» (Москва)

— Сейчас объем рынка вряд ли превышает миллиард рублей. Но мы полагаем, что в перспективе трех-пяти лет он увеличится до 18 миллиардов. У телемедицины много интересантов: государство, медицинское сообщество, страховщики, финансовый сектор, IT и телемеком-компании, провайдеры. Наша компания более трех лет занимается разработками в цифровой медицине и удаленными консультациями. Мы постепенно масштабируем сервисы, запуская новые продукты совместно с медицинскими и страховыми организациями. Например, полис за 6 тыс. руб. дает неограниченное количество дистанционных консультаций с врачами из клиник Москвы и Санкт-Петербурга. Разовая услуга через сайт или приложение — от 800 руб.

Участников рынка пока немного, но конкуренция растет — в борьбе за аудиторию многие из них используют стимулирующие программы, занижая цены на консультации или предоставляя сервис бесплатно. Какое-то время они могут брать расходы на себя, но долго так работать не получится, тем более, квалифицированный врач не станет работать за копейки.

Удаленно врачи оказывают только консультативную помощь — они не ставят диагнозы и не назначают рецептурные препараты. В 2018 г. вступит в силу федеральный закон, дающий консультациям официальный статус медицинской услуги. В скором времени появятся и подзаконные акты, которые определят требования, правила и порядки работы, столь долгожданные для многих проектов.

Артур Воробьев, директор по общим вопросам медицинского центра «УГМК-Здоровье» (Екатеринбург)

— Телемедицина остается вспомогательным инструментом во врачебной практике. Используя телекоммуникационные ресурсы, врач может только объяснять или советовать — это никак не влияет на объемы медицинской помощи и не делает ее более доступной. Вероятно, в ближайшее время мы увидим попытки игроков обойти запреты на лечение пациентов. Но за ошибочный диагноз, поставленный вне стен лечебного учреждения, организаторам «консультаций в прямом эфире» придется отвечать.

Пока закон ограничивает телемедицину, перспективы ее развития не радужны. Ведь медицинская услуга — это целый комплекс действий, призванных сохранить здоровье и жизнь человека. Здесь главное — результат: диагноз, назначенное лечение, выполненные манипуляции. Все остальное — вторично. Телевизионный врач может популярно объяснить, дать рекомендации общего характера, но такая информационная услуга к медицине не относится. За совет: «Вам нужно обратиться к кардиологу», люди платить не станут.

Впрочем, любой законодательный акт — шаг вперед. Новый закон делает многие вещи понятнее и доступнее. Это лучше, чем вообще ничего. Сегодня рынок частной медицины, в том числе, телемедицины, не развит. Оказание медицинских услуг с удаленным доступом за деньги почти не влияет на структуру и объем медицинской помощи — это какие-то крохи и копейки. Поэтому телемедицину можно рассматривать только как перспективное направление. Серьезным бизнесом оно станет не скоро.

Share

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

Национальная телемедицинская ассоциация просит Минздрав разъяснить подзаконный акт о телемедицине

Приказ Минздрава №965н «Об утверждении порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий» ...